Режиссер Криминального Чтива Это

Квентин Тарантино о фильме «Криминальное чтиво»

Манола Дарджис / 1994

Когда я начинал «Криминальное чтиво» и пытался постичь пути построения художественного фильма, меня посетила идея написать короткую криминальную драму, снять ее как короткометражный фильм, потом сделать еще один и еще и объединить их в своеобразную криминальную антологию. Идея показалась мне неплохой, потому что я мог с нею управиться: реализовать, довести до конца, разослать по фестивалям, заполучить какую-никакую известность, почувствовать себя настоящим режиссером. А пока она могла оставаться вещью в себе, и я мог выстраивать ее до тех пор, пока она не станет полноценным художественным произведением. Я еще не был тогда режиссером, я только намеревался что-нибудь сделать.

Это не нуар. Я не делаю неонуара. «Криминальное чтиво» ближе к современной криминальной беллетристике, вроде той, что у Чарльза Уилфорда, хотя не знаю, насколько это характеризует фильм. Уилфорд в своих вещах тоже показывает персонажей, тщательно прорабатывая их окружение — вплоть до семейных отношений. Главное здесь то, что эти персонажи становятся настолько реальными, что, когда вы читаете следующую книгу и узнаете, что стало с дочерью папика и его сожительницей, они уже почти как члены вашей собственной семьи. Читая раньше книжные серии, я никогда не испытывал таких чувств к их персонажам. Я люблю Дж. Д. Сэлинджера, но не буду из кожи вон лезть, чтобы прочитать его как можно быстрее, потому что это изысканное угощение и я не хочу обожраться им. Это как маленькие подарки, которые я хотел бы получать на протяжении всей своей жизни.

Мои создания пока попадают в категорию, которую я считаю бульварным чтивом. Думаю, и «Бешеные псы» попадают туда же, и «Настоящая любовь». Страшное криминальное произведение всегда ассоциируется у меня с чтивом. Детективы — туда же. Если быть более скрупулезным, то основополагающая идея чтива, его истинное предназначение — это книжка в мягком переплете, о сохранности которой никто не заботится. Вы читаете ее, суете в задний карман, сидите на ней в автобусе, страницы вываливаются, — и вас это ни грамма не парит. Прочитав, вы даете ее какому-нибудь знакомому или выбрасываете. Вы не поместите ее в свою домашнюю библиотеку.

Чтиво подается в шуточной форме, оно появилось в угоду вкусам определенного сорта читателей. Чтиво никогда не подвергалось никакой критике, разве что вскользь упоминалось где-нибудь. И это круто. В семидесятые годы я посмотрел много фильмов, которые никак не были освещены в критике. Это давало возможность делать свои собственные открытия и отыскивать бриллианты в мусорной корзине. Стивен Кинг говорит об этом в книге «Пляска смерти»: вы должны пить много молока, чтобы быть в состоянии оценить вкус сливок; и вы должны пить много кислого молока, чтобы быть в состоянии оценить вкус молока.

Если у меня и есть проблемы, то только одна: есть слишком много актеров, с которыми мне хотелось бы поработать, и у меня не хватит времени, чтобы поработать со всеми. Так что я стараюсь отсмотреть их как можно больше по ходу одного фильма. Пробы очень важны для меня. Меня ошарашивает исполнение любого актера. Мне не нужно никакого звездного вздора — исполнители должны соответствовать тем, кого они изображают.

Брюс Уиллис вошел в состав исполнителей, потому что роль боксера Бутча была схожа с некоторыми персонажами, которых он уже играл. Но они не подвергались таким испытаниям, как Бутч. В этом особенность роли. Я хотел, чтобы Бутч был таким же абсолютно задроченным козлом, как Ральф Микер в «Целуй меня насмерть» Олдрича. Я хотел, чтобы этот хвастун и ничтожество оборачивался человеком только в присутствии его подруги Фабьенны. Что окончательно склонило чашу весов в пользу Брюса, кроме его умения быть и подонком и славным парнем, так это его взгляд — взгляд актера пятидесятых годов. Из звезд я не знаю больше актеров с таким же взглядом. Он напоминает мне Альдо Рэя в «Сумерках» Жака Турнера. Я сказал Брюсу, что из Альдо Рэя вышел бы отличный Бутч, и он сказал: «Да, мне нравится Альдо Рэй, это хорошая мысль».

Я всегда был поклонником Джона Траволты, которого взял на роль Винсента. Думаю, он один из лучших современных актеров. То, как он играет в «Проколе», — это вершина актерского мастерства, вершина! Но меня всегда печалило, как его используют, — хотя ему и самому есть за что себя упрекнуть, снимаясь в таких фильмах. Я просмотрел фильмы с его участием за последние пять лет и подумал: этот парень — или тщательно охраняемая, или хорошо забытая тайна. Что происходит с этими режиссерами? Неужели они не видят, каким богатством обладают? — надо только сдуть пыль… И тут я понял, что там ничего не выйдет. Джону нужно работать с кем-то, кто будет относиться к нему серьезно и смотреть на него с любовью.

Некоторые роли я писал специально под конкретного исполнителя. Вулф (Волк) был написан для Харви Кейтеля. Английский бандит Пампкин (Дыня) и Хани Банни были написаны для Тима Рота и Аманды Пламмер. Я увидел их однажды вместе, и мне сразу захотелось использовать эту парочку в каком-нибудь своем фильме. Меня подмывало взять Тима на роль Винсента, когда Майкл Мэдсен отказался от нее, но было написано уже столько диалогов Пампкина и Хани Банни для Тима и Аманды, что я был просто не в состоянии обойтись без них.

Мне интересно сводить разных актеров вместе. Я хотел бы в каком-нибудь фильме свести Майкла Мэдсена и Ларри Фишборна. Я хотел бы свести где-нибудь Ларри и Сэма Джексона, который играет Джулса. Я бы хотел увидеть вместе Гэри Олдмена и Тима Рота. Я хочу свести их в комедии. По правде говоря, если бы я переписал сценарий «Криминального чтива», Гэри и Тим могли бы сыграть Джулса и Винсента, играя простых английских парней. Я хотел бы свести Харви Кейтеля и Кристофера Уокена, потому что они никогда не играли вместе, или Аль Пачино и Харви. Есть еще куча актеров, с которыми я хотел бы поработать. Я хотел бы поработать с Майклом Парксом. Но вы должны ограничивать свои желания, чтобы не прослыть смешным парнем, который работает с актерами, потому что они ему нравятся.

Я использую серф-музыку как основной фон — шестидесятых годов, в стиле Дика Дейла. Я не понимаю, какое отношение имеет серфинг к серф-музыке. Для меня серф-музыка — это рок-н-ролл Эннио Морриконе, рок-н-ролльное спагетти музыки Западного побережья — вот как она звучит. Основной фон — это, наряду с песнями, то, что звучит на протяжении всего фильма. Большая песня — единственная, которая звучит так реально ярко, — это песня Нила Даймонда «Девочка, скоро ты станешь женщиной» в интерпретации Urge Overkill. Под нее жена босса мафии, Миа, танцует, нюхает героин и получает передоз.

Раскрыты поразительные факты о «Криминальном чтиве» Квентина Тарантино.

На портале Reddit обнародован документ, раскрывающий идеальный, по мнению Квентина Тарантино, актерский состав «Криминального чтива». Выяснилось, в частности, что до съемок Ума Турман и Брюс Уиллис вообще не входили в список предпочтений Тарантино.

Режиссер Криминального Чтива Это

ВИНСЕНТ (ДЖОН ТРАВОЛТАВМЕСТО МАЙКЛА МЭДСЕНА).

Как показывает документ, для Тарантино Траволта был всего лишь «лучшей альтернативой». Роль Винсента режиссер хотел отдать Майклу Мэдсену, которого сам же и прославил «Бешеными псами». В будущих фильмах Тарантино Мэдсен все же появится (в «Убить Билла» и грядущей «Ненавистной восьмерке»), однако даже товарищеские отношения с артистами не всегда позволяют постановщикам «выцепить» их из рабочего графика, что и стало причиной отсутствия Мэдсена в «Криминальном чтиве».

БУТЧ (БРЮС УИЛЛИС ВМЕСТО МЭТТА ДИЛЛОНА).

Брюс Уиллис, в свою очередь, вовсе не рассматривался Тарантино на роль боксера Бутча. В начале 1990-х Уиллис переживал карьерный спад, связанный с чередой коммерческих провалов, и «Криминальное чтиво» помогло звезде «Крепкого орешка» вновь заявить о себе. Фаворитом Тарантино был Мэтт Диллон, прославившийся в 80-е фильмами «Бунтовщик» и «Текс». В результате Диллону и Тарантино до сих пор так и не довелось поработать вместе.

МИА УОЛЛЕС (УМА ТУРМАНВМЕСТО ВИРДЖИНИИ МЭДСЕН).

Как и Уиллис, Ума Турман до «Криминального чтива» не была интересна Квентину Тарантино. Будущая муза режиссера впервые сыграла в кино в 1987 году, на ее счету было несколько ролей, но прославилась она именно благодаря «Криминальному чтиву». Тарантино понял, что именно Турман нужно доверить роль, сразу после их первой встречи. До того он рассчитывал увидеть на экране Вирджинию Мэдсен, прославившуюся как исполнительница главной роли в фильме ужасов «Кэндимен», Бриджет Фонду или Пэм Гриер. Очевидно, актерские предпочтения Тарантино неслучайны: хотя Фонда и Гриер не сыграли в «Криминальном чтиве», спустя три года они все же объединились с режиссером в «Джеки Браун».

Годнота!
0

ДЖУЛС (СЭМЮЭЛ Л. ДЖЕКСОНВМЕСТО ЛОУРЕНСА ФИШБеРНА)

В опубликованном документе сказано, что роль Джулса, напарника персонажа Траволты, писалась для Лоуренса Фишберна, который еще в 80-е прославился постоянным сотрудничеством с Френсисом Фордом Копполой, у которого сыграл в фильмах «Апокалипсис сегодня», «Бойцовая рыбка», «Клуб Коттон». Сэмюэл Л. Джексон был вторым вариантом (наряду с Эдди Мерфи), однако кастинг доказал, что именно Джексону стоит стать Джулсом. Это решение Тарантино стало одной из его главных удач — с тех пор Джексон стал любимейшим актером Тарантино, сыграв в пяти его картинах (во всех последующих, кроме «Доказательства смерти» и «Бесславных ублюдков»).

плацдармом: спустя два года он попал в киносерию «Миссия невыполнима», с которой не расстается уже 20 лет.

КАПИТАН КУНЦ (КРИСТОФЕР УОКЕН).

Случалось, однако, и совпадение мечты с действительностью. В роли капитана Кунца, рассказывающего пронзительную историю о фамильных часах, Тарантино видел исключительно Кристофера Уокена. Конечно, он упомянул и других звезд такого же калибра (и схожего возраста) в своем перечне — Шона Пенна, Аль Пачино, Роберта Де Ниро — но Уокен оставался для него первым.

ЛЭНС (ЭРИК ШТОЛЬЦ ВМЕСТО ДЖОНА КЬЮСАКА).

Квентин Тарантино признается, что роль наркоторговца Лэнса писал «специально для Джона Кьюсака». Талант Тарантино в открытии новых имен и возрождении угасающей актерской славы известен, и желание увидеть Кьюсака в «Криминальном чтиве» также показательно: тогда он еще не был прославленным артистом, снимаясь в подростковых картинах, — а всемирная известность пришла к нему только после «Воздушной тюрьмы» и «Быть Джоном Малковичем». Эрик Штольц, который в итоге сыграл Лэнса, был вторым фаворитом Тарантино. Слухи о том, что роль хотели доверить Курту Кобейну, Тарантино опроверг, добавив, что в жизни его ни разу не видел.

Еще одним стопроцентным попаданием Тарантино стал выбор Тима Рота на роль Ринго, который с подругой грабит закусочную. Роль писалась специально для Рота; если же актер, уже снявшийся у Тарантино в «Бешеных псах», отказался, то предложение поступило бы Джонни Деппу, который считался главной альтернативой Роту. К сожалению, тандем Деппа и Тарантино пока так и не состоялся.

Режиссер Криминального Чтива Это
Друзья, а вам понравилась статья?
Оставьте комментарий или заходите в нашу группу 👉 ВКонтакте
Юмор и свободное общение со сверстниками, для тех кто навсегда застрял в 2000-х 💖


Adblock
detector